Дом Будовца из Будова

Дом Будовца из Будова

Без гида экскурсии в Праге скучны. Коль скоро под руками нет живого, то пусть будет хотя бы путеводитель.

На пересечении Тынской улицы с Тынской улочкой, прямо напротив северного портала Тынского костёла, стоит раннебарочный дом со скульптурой бравого синьора, наряженного по моде эпохи маркиза Карабаса.

 

Об этой пражской точке, домике с игривым фасадом и усатом дядьке из угловой ниши пойдёт дальше речь.

Данное место стало регулярно утаптываться людьми, по меньшей мере, тысячу лет назад. Со времён первых Пржемысловичей и вплоть до наших дней по нему взад-вперёд прошлись миллионы босых пяток, самодельных подошв и фирменных каблуков разных конструкций.

И если о самых первых ходоках сведения доставляют лишь опосредованные источники, то с XIV века всё уже выглядит более-менее конкретно – в документах улица зовётся «К Týnu».

Собственно, Тыном в тогдашней Праге назывался тщательно охраняемый таможенно-посольский двор, бывший средоточием всего заморского, что с разных сторон прибывало в стольный чешский град.

Само название «К Тыну», а не, например, «К площади» указует на его явную доминирующую значимость, ну а бурная история окрестных монастырей, торжищ и домов намекает на то, что, не замирая ни на мгновение, тут всегда фонтанировала перенасыщенная событиями жизнь. 

Из датированных тем же столетием записей известно и о новеньком готическом доме, построенном на месте того самого, о котором речь – «Будовца из Будова».

В 1617 году его новыми владельцами стали супруги Вацлав и Анна, коим было предначертано вплестись красной нитью в драматургию чешской истории.

Скажу о них несколько слов.

Небогатые западночешские дворяне Будовцы из Будова в XV веке оказались в поле зрения короля Владислава и довольно быстро начали надуваться влиянием и деньгами. Наслужив себе добра при дворах Фердинанда I, Карла V и Рудольфа II, они сделались весьма известными и узнаваемыми особами.

28.08.1547 у Адама Будовца родился сын Вацлав, прославивший семейное имя больше других.

Этот мусью:

  • окончил виттенбергский университет,
  • многие годы с пользой странствовал по Европе,
  • вёл теологические диалоги с виднейшими учёными,
  • написал любопытнейший философский труд «Antialkoran»,
  • был назначен председателем Апелляционного пражского суда и
  • составил «Грамоту величества» (1609), давшую чехам религиозную свободу.

При всём том, будучи убеждённым лютеранином, он однажды встал на тропу войны с Габсбургами.

После победы Католической лиги в Белгородской битве всё это обернулось для него полным фиаско…

  • За смелые рассуждансы,
  • чрезмерную политическую активность и
  • поддержку «зимнего короля» Фридриха Пфальцского

он был лишён имущества и приговорён к смерти.

Несмотря на попытки друзей-иезуитов и приятелей-капуцинов спасти несчастливцу жизнь, 21.06.1621 пражский палач Мыдларж голову ему таки отсёк. 

После чего она, голова, вместе с десятком других таких же горемычных была вывешена на Староместской мостовой башне Карлова моста, где её продувало ветрами вплоть до ноября 1631 года.

  • Что характерно, смерть Вацлав Будовец из Будова принял буквально в сотне шагов от собственного дома.

К слову сказать, особняк на Тынской улице, в котором он прожил свои последние годы, в лихие постбелогорские годины так пострадал от грабителей и вандалов, что вдове, Анне из Вартемберка, пришлось приложить немало усилий, дабы вернуть ему прежнее состояние.

Впрочем, через несколько лет она его всё равно продала некоей Анне Марии из Нагерола. 

Впоследствии здание несколько раз перестраивалось, и его последнее барочное воплощение пришлось на XVIII век.

Долго ли, как говорится, коротко ли...

В 1918 году собственниками дома стали муж и жена Главачковы, спустя девять лет заказавшие скульптору Антонину Билеку памятник и памятную доску.

Текст на ней гласит: «Хозяином этого дома был Вацлав Будовец из Будова, владевший Мниховым-Градиштем, Клаштерцем и замком Засадце. Родился он в сентябре 1547 года и 21.06.1621 был казнён вторым из двадцати семи сложивших головы за земские права и свободу веры».

З. Ы. Во время своей экскурсии по Праге (или какой-нибудь экскурсии по Чехии) я готов обстоятельно рассказать о захватывающих подробностях той непростой эпохи.